Обвинения экс-руководства ТОАЗа строятся на показаниях анонимов

Удивительным оказалось очередное судебное заседание по делу против бывшего руководства одного из крупнейших заводов России – «Тольяттиазота» (ТОаЗа), обвинённого в обогащении на 85 миллиардов рублей. Удивительна не сумма, а то, что реальных доказательств преступления у следствия похоже попросту не имеется. А от того, тому приходится прибегать к экстравагантной тактике: в суд вызывают анонимных свидетелей.

Эксперты называют этот судебный процесс продолжением корпоративного конфликта, длящегося уже много лет между экс-руководителями ТОаЗа Владимиром и Сергеем Махлаиями, а также Евгением Королёвым с одной стороны и «Уралхимом» — миноритарием ТОаЗа – с другой.

17 октября состоялось заседание суда, где показания давал Пётр Петрович Петров – так анонимизировало следствие человека, якобы работавшего в экспортном отделе «Тольяттиазота», который давал показания не в зале суда, а при помощи громкой связи. Его личность скрывается, хотя исходя из того, какие показания он дал, такой манёвр следствия оставляет множество загадок. В частности, «Петров» заявил, что Махлаи отдали распоряжении о занижении стоимости отпускаемой на экспорт продукции химкомбината, но лично такого приказа не слышал, никаких соответствующих бумаг не видел, а все его слова строятся на том, что такую информацию он слышал от других работников, имена которых, конечно же, уже не помнит.

Кроме того, аноним не смог объяснить, почему он считает цены заниженными, а не, например, скидкой крупному покупателю. Но он, «Петров», мол точно знает, что именно Махлай дал указание ценовому комитету в образование цен не вмешиваться. Удивительно. Ведь ТОаЗ – крупное предприятие, и как ценовой комитет, который собственно и должен определять цены, в этот самый процесс отчего-то не вмешивался. «Петров» признался, что не знает, каким образом конечная цена образовывалась.

«Петров» — не первый анонимный свидетель, вызванный для дачи показаний. В августе на заседание суда вызвали ещё одного человека, личность которого скрывалась под псевдонимом «Пётр Иванович Иванов». Это – якобы бывший работник «Тольяттиазота», уволившийся несколько лет назад, но хорошо осведомлённый о ситуации на заводе. Откуда такая осведомлённость «Иванов» пояснить отказался. Собственно, в его словах также было ясности: что-то слышал, откуда-то что-то знает, но откуда – не помнит. Источники своих знаний о работе химкомбината анонимный свидетель назвать не сумел.

По мнению юристов, подобное поведение является основанием для признания показаний «Иванова» недопустимыми и не имеющими ценности для суда. Остаётся вопрос: сколь ценны показания нынешнего «Петрова».

Стоит пояснить, что анонимность в российском правосудии действительно присутствует: засекретить свидетеля могут тогда, когда человеку угрожает опасность – угрозы убийством, к примеру. Были ли такие угрозы со стороны экс-руководителей «Тольяттиазота» тем самым «Иваному» и «Петрову» неизвестно. Спор-то сугубо экономический. Между тем, обвинённые в преступлении господа Махлаи и Королёв категорически отрицают свою причастность к каким-либо преступлениям, в том числе хищению столь гигантской сумму, заявленной следствием.

Установить истину предстоит суду.

0 комм.

Ваше мнение

Ваша эл. почта будет скрыта.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Loading...
займ на карту онлайн