Российских школьников ждёт незавидная судьба, если новые федеральные государственные образовательные стандарты будут приняты. Документ подвергся жёсткой критике профессионального сообщества: эксперты высказали раздражение и досаду от того, что ведомство Ольги Васильевой, во-первых, отказалось эти стандарты подробно обсуждать, а во-вторых, специалисты остались недовольны тем, на что сделали ставку во ФГОСах — на процесс, а не на результат.

books-2564874_1280

Чрезвычайная подробность, стремление к выдавливанию собственного мнения и развития творческого потенциала школьника, имитация освоения классических романов — лишь малый круг сформулированных претензий к разработчикам стандартов, которые должны породить новые учебники и сопутствующие материалы. Директор Государственного литературного музея и профессор РГТУ Дмитрий Бак рассказал в интервью «Православию.ру» об основных проблемах преподавания литературы в школе.

К слову, именно этот предмет вызвал особую озабоченность у экспертов. Не даром же против ФГОСов высказались сотни учителей литературы и ректоры ведущих вузов России. Дмитрий Бак оказался также в числе тех, кто предложил министерству пересмотреть подход к преподаванию и изучения этого предмета в российских школах.

Претензий у профессора РГГУ к новому стандарту множество, но, пожалуй, одна из главных — необходимо отказаться от тематического подхода к изучению произведений русской литературы. Ещё одна проблема — излишняя регламентация. «Надеяться, что регламентация — панацея от всех бед, что она гарантирует качество, — чистой воды утопия. Здесь действует ложный принцип технологического мышления: нажми кнопку — получи результат. Не получишь», — говорит Бак, указывая, что можно выполнить все бюрократические требования, но так и не добиться главного — чтобы школьник полюбил читать и расширять кругозор.

Дмитрий Бак уверен, что российскому образованию необходима вариативность, но исходя из новых стандартов, она так урезается, оставляя за бортом множество современных авторов. А вариативность позволяет учителю сохранять вкус к литературе самому и прививать его своим подопечным. Одновременно необходимо поставить принципиальный вопрос: чего министерство образования и науки хочет добиться от школьного образования в области литературы? Вопрос не праздный, трудный и довольно глубокий, поскольку всегда предполагает консервативный подход, но также и желание осовременить список изучаемой литературы. По неясному стечению обстоятельств ведомство Ольги Васильевой решило занять другую позицию — закачать в голову школьника как можно больше заранее предсказуемых результатов. Но это тупиковый путь. И не только потому, что уверенность в том, что, рассказывая о каком-либо произведении, привязывая его к конкретной теме — к примеру, любовь, трагедия, героизм или природа, — у школьника автоматически станет «хорошим», не соответствует действительности. «Дескать, прочитал, как живут и действуют «хорошие» люди, и сам стал «хорошим». Конечно, литература — это сосредоточие моральных умений, навыков и путей к восприятию мира. Но автоматизма тут никакого нет», — поясняет Дмитрий Бак.

Кроме того, директор Государственного литературного музея уверен, что необходимо определиться со списком литературы. Это также весьма дискутируемая тема, поскольку разработчики ФГОС видят лишь объём, который должен уместиться в голое молодого человека, а учителя — в том, чтобы у того сохранилось желание читать живую ли книгу или же электронную, одновременно давая школьнику возможность осмыслить написанное, самостоятельно прийти к самым разным выводам, найти в произведении то, о чём не говорится в казенном учебнике. Пусть даже это будет расходиться с тем, что он видит в жизни, в своей семье и во дворе.

«Главная заповедь педагога, как и врача, — «не навреди», с этим никто не спорит. Но дистиллированная вода довольно редко может быть эффективным лекарством от недуга, от неграмотности эстетической, нравственной, гражданской. Нельзя, чтобы возникало впечатление, будто литературный текст — это что-то заведомо гарантирующее нравственное совершенство», — отмечает Дмитрий Бак. А именно такой заведомый результат и хочет видеть Минобрнауки: чтобы определённый текст ассоциировался с тем или иным чувством. Но этого добиться чрезвычайно тяжело. Профессор справедливо указывает, что «даже самые наивернейшие и правильные понятия — «нравственность», «патриотизм», «доброта» — при попытке прямо о них заявить зачастую меняют свою природу, провоцируют не благие мысли и поступки, а цинизм и скепсис. Ну и крайне наивно думать, что литература автоматически повышает нравственность — мол, прочитал, как живут и действуют «хорошие» люди, и сам стал «хорошим». Нет, в жизни этого почти не встретить. Да, отечественная литература — сосредоточие моральных умений, навыков и путей к восприятию мира, но и автоматически транслировать всё и вся нет необходимости.

По мнению профессора РГГУ, «в центре должно быть произведение — единица литературного процесса. «Элементарная частица», «квант» литературы — ситуация чтения, когда человек берет в руки какой-то текст, или видит его на экране, или слышит в устном исполнении. Мы же никогда не «считываем» только тему. Важно не только что, но и как описано. Самое главное — не отбивать охоту к чтению», — заключил Дмитрий Бак.

Ещё одной важной темой является нахождение баланса распределения учебного времени между предметами. Да, любой преподаватель скажет, что именно ему не хватает часов обучения. Но, видится, главное не количество, а качество. С удрученностью говорит директор Государственного литературного музея о том, что современных школьников буквально заставляют переходить на краткие повествования о тех или иных произведениях: это не только убивает дух и букву автора, но и отбивает охоту взять в руки книгу.

«Мы знаем заранее, что нужно ученику, делаем выбор за него. Это, конечно, неверно. Но неверно и обратное — «читай, что хочешь». Нужно просто сделать предписываемый объем текстов реальным для прочтения и сопоставимым с возрастным опытом школьника», — советует Дмитрий Бак.

Эксперт предметно доказывает и то, что практико-ориентированный подход неизбежно ограничен — он направлен только на удовлетворение сиюминутных запросов работодателей. С другой стороны, недопустима потеря в педагогическом образовании таких дисциплин, как устное народное творчество, диалектология или фонология. Школьнику необходимо прививать мысль, что он должен учиться и переучиваться, подстраиваясь под реалии жизни. К сожалению, ФГОСы Ольги Васильевой тянут российское образование в прошлое, «заряжают» школьника на зубрёжку, а не на развитие творческого потенциала. Словом, если результатов труда нет, начинают гордится процессом.

0 комм.

Ответить

Ваша эл. почта будет скрыта.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Loading...