«Глеба Жеглова» высмеяли в суде по делу «Тольяттиазота»

В Комсомольском районном суде Тольятти слушается дело о якобы имевшем месте хищении аммиака и карбамида на 65 миллиардов рублей. Фигуранты дела: истцы – Евгений Седыкин и представители «Уралхима», являющиеся миноритарными акционерами «Тольяттиазота», а с другой стороны – бывшие руководители предприятия, а также владельцы швейцарской компании «НитрохемДистрибьюшн», являвшиеся посредниками при продаже продукции химического гиганта.

34536444_2103085399976042_8948280837539889152_oСуть обвинений миноритариев в том, что ТОАЗ продавал продукцию по заниженным ценам, что принесло бывшему руководству немалую прибыль. Те самые 65 миллиардов рублей. Швейцарский посредник нужен был для того, чтобы продавать ему дешево, а тот бы продавал аммиак и карбамид по рыночным ценам. Сторона защиты называет материалы дела, тянущегося уже пять лет и насчитывающего 450 томов, абсурдом, поскольку из «краденных» денег предприятие платило государству налоги, собственным работникам – зарплаты, а контрагентам – оплачивало их услуги и материалы. Кроме того, акционеры – в том числе «Уралхим» и Седыкин – получали дивиденды, утвержденные на общем собрании акционеров.

Словом, скрыть хищение на 65 миллиардов рублей – это как украсть гору. Однако, как истцы, так и прокуратура, продолжают придерживаться мнения, что украсть гору всё же можно. Действуют, правда, тривиально: представители прокуратуры при оглашении доказательств используют таблицу, аналогичную той, что имеется в распоряжении представителей «Уралхима», а само обвинительное заключение готовилось не в прокуратуре, а на компьютерах «Уралхима» — свидетельствуют тому метаданные файла с заключением. А это – грубейшее нарушение процессуальное нарушение. Одно из многих нарушений, которые допустили истцы и поддерживающее их следствие.

А ведь есть еще странные отсылки прокуратуры на отмененные нормативные акты как на доказательства. Только что они доказывают? Словом, дело столь громоздкое, сколь и бездоказательное.

«Ни один из представленных документов не обладает реквизитами документа, поскольку не заверен надлежащим лицом. Банковские выписки свидетельствуют о положении вещей в период на четыре года позднее, чем окончание инкриминируемого периода. Кроме того, протокол общего собрания акционеров ТОАЗ от 2018 года и по дате, и по содержанию не имеет никакого отношения к исследуемым событиям», — заявил представитель Сергея Махлая Александр Гофштейн, пишет «Независимая газета».

Выступление одного из истцов – господина Седыкина – вызвало смех в зале, поскольку тот попросил суд приобщить к материалам дела копий статей из газет, агитационных листовок и брошюрок «Прихватизация химического гиганта». Автор этих публикаций – сам Седыкин, пишущий под псевдонимом «Глеб Жеглов». Суд также призвал Седыкина выбирать слова, после того, как он прилюдно назвал одного из защитников обвиняемых членом преступного сообщества.

И такой рекомендации суда следовало бы придерживаться миноритарию, якобы владеющему 2,65% акций ТОАза, но никак это не доказавшему, которого обвиняли в попытке похитить у «Тольяттиазота» шесть с лишним миллиардов рублей, подделав протокол внеочередного собрания акционеров. Между тем, представители химкомбината заявили, что происходящее свидетельствует о многолетних безуспешных попытках его рейдерского захвата со стороны указанных миноритариев.

«Показания потерпевшего голословны и безосновательны. Все его обвинения основаны на его догадках или сообщениях СМИ. Свои показания Седыкин не подкрепил ни одним доказательством, все, что он сообщил, никакого отношения к обвинению не имеет», – заявил адвокат Евгения Королева Андрей Московский.

Отметим, текущий судебный процесс – лишь один из эпизодов 10-летнего корпоративного конфликта между владельцами и руководителями «Тольяттиазота» и их миноритарным акционером — компанией «Уралхим».

Пока еще нет комментариев

Ответить

Эл. почта будет скрыта.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Loading...