Нацпроекты должны стать переломным моментом для российской экономики: оптимисты считают их едва ли не панацеей от всех бед, а пессимисты — что никакого значимого эффекта они не дадут. Но экономисты всё же сходятся во мнении, что качество и реализация программ будет зависеть от качества их финансирования и должного контроля со стороны Минфина.

Антон Силуанов

Именно на Минфин Антона Силуанова ложится самая значимая роль: не только довести колоссальные средства до конкретных заводов, объектов, программ и людей, сколько и обеспечить эффективный контроль за их реализацией.

И в этой части критика прозвучала: депутаты Госдумы оказались недовольны работой правительства: мол, министерства слабо координируют работу между собой и региональными властями, да и на конец мая более половины нацпроектов были финансово исполнены менее чем на 20% от годовых лимитов. В какой-то части критика справедлива. С другой стороны, необходимо более тщательно вникать в имеющиеся проблемы и принимать во внимание то, как процессы осуществляются. Если обратиться к отчёту на конец II квартала, то из 1,72 трлн рублей, которые в текущем году должны быть направлены на финансирование нацпроектов, лимиты бюджетных обязательств доведены на 95,8%. То есть планирование и распределение затрат выполнено и при том с хорошим качеством,

Два направления, по которым имеются наибольшие отклонения, — это нацпроект «Экология» (а именно его «мусорный» подпроект «Чистый воздух») и нацпрограмма «Цифровая экономика» (в основном в части проекта «Цифровые технологии») — соответственно 79,1% и 63%. Но и здесь проблемы связаны с изменениями в сводных бюджетных росписях — то есть с тем, что по данным направлениям объёмы выделяемых средств были увеличены в течение отчётного периода и их только надлежит согласовать с исполнителями. Правда, оба проекта в текущем году получат относительно небольшое финансирование — на них приходится 9,6% от всего объёма.

Другим обстоятельством является кассовое исполнение финансирования нацпроектов: отставание в финансировании проектов от средних показателей по бюджетной сфере имеют место быть, но не такие существенные — за первые два квартала оно составило 30,9% против 41,7% от уточнённой росписи. Но опять же, обусловлено оно тем, что ряд программ предполагает массированные вложения в объекты инфраструктуры и сложные строительные работы, которые традиционно авансируются лишь на незначительные суммы, в то время как значительная доля финансирования выделяется по итогу сдачи объектов: к таким относятся, например, нацпроект по безопасным и качественным дорогам и тот же проект «Экология», профинансированные пока на 9,2% и 11% от плана, а отчасти тем, что такие проекты, как «Цифровая экономика», находятся пока на зачаточной стадии развития.

Что же до нацпроектов, прямое кураторство над которыми осуществляет глава Минфина вице-премьер Антон Силуанов, то здесь все обстоит весьма достойно: кассовое исполнение обеспечения проекта по малому и среднему предпринимательству составило 33,1% от годового плана, программы по стимулированию агропромышленного экспорта — на 44,1%, по доступу субъектов малого и среднего предпринимательства к источникам льготного финансирования — на 37,9%, а проекта по международному сотрудничеству — на 35%. Кроме того, проект «Системные меры по повышению производительности труда» по состоянию на конец июня был профинансирован на 74,9% от годового лимита.

Доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев напоминает, что 2019 год является для национальных проектов стартовым. Паспорта их были утверждены только в конце 2018 г., объём финансирования по каналам федерального бюджета пока составляет 12,9% от шестилетнего плана. При этом, инвестиции из региональных бюджетов, на которые изначально должно было приходиться до 19% общей суммы, пока приходят в мизерных объёмах, а поступления из внебюджетных источников (29,2%) попросту отсутствуют.

Необходимо принять во внимание и то, что программа по экологическим вопросам, дорожному строительству и модернизации магистральной инфраструктуры — крайне сложны в своём исполнении и требуют массы предварительных согласований, проектировок и подготовительных работ, что делает их быстрый запуск невозможным.

Тем не менее, указывает Иноземцев, Москва прилагает максимум усилий для того, чтобы довести до регионов необходимое финансирование. А потому пробуксовка нацпроектов, на которую нередко указывают не только критически настроенные к власти эксперты, но также депутаты и министры, обусловлена не их финансированием, а внутренними проблемами их исполнения. И именно с этим депутаты Госдумы должны разбираться, прежде чем пенять на уровень исполнения программ.

Экономист справедливо отмечает две основных причины. Во-первых, из-за того, что часть программ — это накатанные и хорошо отработанные проекты. Прежде всего — образование, медицина, наука, культура и строительство жилья. Здесь имеется достаточное количество поставщиков, хорошо отлажены процессы и, в целом, понятно, что нужно делать. С другой стороны, есть совсем новые направления, где ещё только предстоит отладить структуру и найти качественных поставщиков. При этом эти проекты рассчитаны буквально на обеспечение радикального перелома по ряду направлений: к ним я бы отнёс нацпроект по экологии, программу по дорожному строительству и план модернизации магистральной инфраструктуры. В этих секторах за последние двадцать лет были достигнуты, скажем так, более чем скромные успехи: среда обитания стремительно деградирует, автомобильная дорога между Петербургом и Москвой не закончена до сих пор, планы железнодорожных высокоскоростных магистралей почти похоронены, технологии утилизации мусора не усовершенствовались ни на йоту.

Во-вторых, сами регионы порою недостаточно готовы реализовывать большие проекты. Уж слишком они разные — как по территории, так и по качеству управления. Нельзя забывать и о традиционных бедах — коррупции. Имеет место желание обойтись своими силами, а нужно — интегрироваться в глобальную экономику и расширять экспорт. Да и по части организации и технологических возможностей наша страна хромает. Есть где и что исправлять, подтягивать и налаживать.

Собственно, именно это и следует из отчётности по финансированию национальных проектов: самыми сложными оказываются моменты по согласованию их реализации с региональными властями, а также нахождение подрядчиков для исполнения: из непринятых бюджетных обязательств в целом по этому году 36% обусловлено отсутствием госконтрактов на поставку товаров и услуг, 34% — неопределёнными субподрядчиками и 7% — неготовностью соглашений с властями субъектов Федерации.

Современная Россия — это страна, где выделение средств само по себе не гарантирует реализацию предусмотренных проектов, и именно это делает стоящие перед Министерством финансов задачи по реализации нацпроектов столь непростыми, а кураторство части из них непосредственно руководством Минфина столь значимым.

0 комм.

Ответить

Ваша эл. почта будет скрыта.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Loading...