Калининградка отсудила 70 тысяч рублей за незаконное уголовное преследование

В Калининграде решением суда в пользу местной жительницы взыскана компенсация за незаконное уголовное преследование.

54278463_1293063917514666_6129836595399884800_nВ Центральный районный суд обратилась К. с исковыми требованиями к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. В обоснование указала, что 3 декабря 2017 года следователем в отношении нее было возбуждено уголовное дело. Поводом послужило сообщение ее матери П., с которой у нее сложились неприязненные отношения, о том, что К. украла у П. денежные средства.

Истец была доставлена в отдел полиции, в ее квартире проводился осмотр в присутствии понятых-соседей, она была допрошена в качестве подозреваемой, на допрос вызывалась повесткой, направленной по месту работы. Постановлением следователя уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях К. состава преступления.

Истец указала, что на момент возбуждения уголовного дела она работала в медицинской организации одного из поселков Калининградской области процедурной медицинской сестрой, возглавляла профсоюзную организацию, пользовалась уважением среди коллег. В небольшом поселке, где она проживает, почти все жители знакомы между собой. О том, что в отношении нее ведется уголовное преследование, стало известно ее знакомым и коллегам, которые интересовались подробностями произошедшего, она вынуждена была оправдываться, поясняя, что преступление она не совершала. Из-за переживаний к нее ухудшился сон, пропал аппетит, она испытывала нравственные страдания.

3 декабря 2017 года СО МО МВД России в отношении К. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Поводом к возбуждению дела послужило заявление П. о том, что истец тайно похитила из шкафа, находящегося в комнате заявителя, денежные средства в сумме 90 тысяч рублей. В отношении К. были произведены следственные действия (осмотр жилища, очная ставка, обыск), была избрана мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке. Уголовное дело дважды прекращали на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — в связи с отсутствием в действиях К. состава преступления, однако затем снова возобновлялось предварительное следствие. И только постановлением следователя от 15 ноября 2018 года уголовное дело, уголовное преследование в отношении К. было прекращено окончательно, мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке была отменена, за К. было признано право на реабилитацию.

На основании изложенного суд признал, что К. незаконно подвергалась уголовному преследованию, и моральный вред, причиненный ей при этом, подлежит возмещению за счет государства. Решением Центрального районного суда Калининграда в пользу К. с министерства финансов РФ взыскана компенсация морального вреда в размере 50 тысяч рублей, а также расходы на оплату услуг представителя в размере 10 тысяч рублей.

Не согласившись с суммой взысканной компенсации и считая ее заниженной, истец подала апелляционную жалобу в Калининградский областной суд. Указала, что размер компенсации определен без учета ее личности, объема следственных и процессуальных действий, одно из которых впоследствии было признано незаконным (осмотр жилища, произведенный в присутствии ее несовершеннолетней дочери). Судебная коллегия указала, что суд первой инстанции при определении размера компенсации морального вреда не в полной мере учел фактические обстоятельства дела, личность истца, степень ее нравственных страданий. Апелляционным определением Калининградского областного суда решение Центрального районного суда изменено: размер взысканной с Министерства финансов РФ в пользу К. компенсации морального вреда увеличен до 70 тысяч рублей.

Решение вступило в законную силу, рассказали в пресс-службе суда.