imageВ Калининграде в рамках физического научного коллоквиума в БФУ имени И. Канта, 1 декабря, доклад «Современные проблемы между спинами и светом» представил профессор Токийского технологического института (Япония) Hiro Munekata.

После встречи с аудиторией профессор из Токио рассказал о своих исследованиях, а также поразмышлял о различных подходах к высшему образованию в России и Японии.

— Добрый день, господин профессор. Мы рады вас приветствовать в БФУ. Позвольте с самого начала спросить о Ваших научных интересах.

— Я занимаюсь прикладной физикой. Вместе с тем я изучаю и некоторые фундаментальные аспекты науки, но в основном работаю в сфере создания новых материалов, поскольку их появление может помочь нам производить совершенно новые вещи, даст возможность заниматься разработками новых идей по созданию принципиально новых устройств, которые будут служить людям.

Я разрабатываю инновационные устройства, которым нет аналогов в современном научном мире. Моей основной задачей в последние годы является работа на стыке фотоники и спинтроники – изучение взаимодействия света с различными материалами, такими, как полупроводники и металлы. Уже сейчас моя группа может предложить ряд изобретений, которые могут быть использованы в качестве сенсоров или как отдельные логические устройства в оптических компьютерах.

В БФУ работают физики, исследующие новые магнитные материалы, поэтому мой визит должен быть очень плодотворным.

— Какие Вы видите отличия и сходства между университетами Японии и России?

— Прежде всего, отмечу, что мои поездки часто имеют академические цели, это мой личный интерес и моя страсть, если хотите. Я пытаюсь изучить университетские системы в разных странах и в большей степени обращаю внимание на мотивацию студентов, которые в них учатся, считаю, что это важно.

Я могу рассказать о системе образования в университетах Японии. У нас изначально мотивация студентов, особенно в высшем образовании, довольно высокая: студенты приходят работать в лабораторию с первого года обучения. Я был немного удивлен тем, что в некоторых системах образования студенты технических специальностей, как научных, так и инженерных, не участвуют в работе в лабораториях с самого начала своего обучения.

В Японии многие университеты вводят в программу много интенсивных тренингов и экспериментов. Каждую неделю мы ставим разные эксперименты в физике, химии и биологии. Конечно, профессора проводят много времени в подготовке к ним, из-за этого мы сильно устаем. Такая высокая занятость и слишком плотные программы часто негативно сказывается на мотивации студентов к концу обучения. Так что всегда надо уметь найти баланс между высокими нагрузками и мотивацией.

Еще я вижу разницу в работе преподавателей университетов, конечно, я могу ошибаться в оценке других университетов, но это мое мнение. В Японии преподаватели делают много вещей: они преподают студентам, кроме того, они проводят исследования в лабораториях, обучают аспирантов. У них обычно от пяти до десяти аспирантов, а это не так-то просто. И в дополнение ко всему, они выполняют административные функции. Так, японский профессор должен обладать навыками ведения административной работы. Иногда преподаватели даже занимаются университетским бюджетом. Таким образом, мы собираем в себе все функции, и все виды деятельности у нас смешаны.

Кроме того, мы работаем вне университета, к примеру, участвуем в совете японского сообщества физиков. Так что в Японии всё смешано. А в России, и, в частности, в Калининграде, ваши профессора обычно занимаются чем-то одним, они могут или преподавать, или вести исследования. Думаю, что между нашими стилями работы очень большая разница, и я не могу сказать, какая система лучше, просто подчеркну, они разные.

— Но и у нас, в России, очень часто в одном лице могут объединяться самые разные функции – исследователя, администратора, лектора. Мы хорошо понимаем, о чем Вы говорите. А что насчет студентов, какие они в Японии?

— Наши студенты много учатся, но как минимум 40 процентов от общей своей занятости они отдают своим внеуниверситетским увлечениям. Это могут быть танцы, легкая атлетика, футбол, бейсбол, что-то другое или сразу несколько видов деятельности. Причем обычно эта деятельность остается еще со старшей школы. Например, в нашем университете самый популярный клуб — это оркестр, где ребята занимаются музыкой. Три или четыре дня в неделю студенты собираются вместе по несколько часов репетируют, им выделяют отдельную аудиторию для этого.

— Бывали ли Вы в России ранее?

— Да. Я уже был во Владивостоке 4 года назад, а 3 года назад — в Москве на международной конференции. Я также был в Санкт-Петербурге и прошлым летом — в Красноярске. И вот теперь — я в Калининграде. Очень сложно сказать, какой город понравился мне больше всего. Наверное, это Владивосток, просто потому, что он близко к Японии. Хотя я, конечно, шучу, каждый город красив по-своему, не могу выбрать.

— И все-таки, Вам понравился Калининград?

— Очень серьезный вопрос, я еще не думал об этом. Наверное, да, я даже отмечу, что больше всего мне понравилась особая атмосфера этого города – тут чувствуется сильное влияние Европы. Ещё хочется отметить, что тут, как и в Токио, я чувствую себя в безопасности. Я бы очень хотел вернуться сюда, но только когда погода изменится к лучшему.

0 комм.

Ответить

Ваша эл. почта будет скрыта.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Loading...